Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

В тот день все плакали и не пошли на занятия

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  В тот день все плакали и не пошли на занятия

Люда уже знала, что ее третьего пациента зовут Ираклий Тутусани. Имя было смешным, и она вспомнила монаха из давно прочитанной книжки, лысого и толстого. Лейтенант и водитель несли Ираклия. Люда поддерживала его голову обеими руками. Тяжелая сумка била ее по ногам. Волосы уже не трепались, висели мокрыми космами. Вода стекала на плечи, за ворот, холодила спину. Люда подумала, что она похожа на мокрую курицу, и Виктор в брезентовой куртке смотрит на нее. Она посмотрела на бледное лицо Ираклия и забыла про все вокруг. Вот только это бескровное лицо с закрытыми глазами и она беспомощная девчонка с тяжелой сумкой, которая бьет по ногам. Толку в ней, в этой сумке!

Неумело и осторожно ей набросили капюшон на голову. Она увидела брезентовую куртку и сапоги с отворотами. Услышала голос не грубый, но громкий и хриплый.

— Ну-ка, докторша, отойди. Ты, лейтенант, тоже. Мы вдвоем с солдатом.

Она сказала больше для себя, чем для этого в брезентовой куртке:

— Только осторожнее, товарищ капитан. У него раздавлен таз.

Сама не знала, почему назвала его капитаном. Просто на причале он был самый большой, и с ним разговаривал Илья Александрович, директор рыбзавода.

Когда Ираклия спускали из рубки в кубрик через маленькую дверь, тело согнули и ей послышался хруст.

Люда закричала:

— Что вы делаете? Ведь ему же больно!

Капитан — Виктор обернулся и сказал негромко:

— Не ори! Ничего ему не больно. Он без сознания, твой солдат.

Зарешеченная лампочка под подволоком светила тускло. Капитан сказал:

— Вот тебе фонарь. Включается так. Поняла? Я буду все время в рубке. Если что, открой дверь и крикни.

Фонарь был длинный, тяжелый и блестящий. Она перевела движок и тонкий луч выхватил сходящиеся в нос койки, бачок с краном и черный плащ на гвозде. Она услышала за спиной:

— Меня Виктором зовут.

И хлопнула дверь кубрика.

Заработал дизель. Затряслась палуба под ногами, мигнула лампочка и загорелась ярче. Она села на койку, поправила подушку под головой Ираклия, расстегнула шинель и взяла холодную руку. И так, и эдак пыталась, а пульса не было. Умер? Она включила фонарь, приоткрыла веки. Какой он бледный. А зрачок совсем маленький. Реагирует? Не понять ничего. Ах, какая я дура, дура! Это болевой шок. От него умирают. Так говорил хирург из больницы на лекции. За длинный нос девчонки прозвали его «индюком». Уже перед выпуском он умер. Сделал операцию на почках. Маленькая девочка осталась жить, а «индюк» умер. Да не «индюк», а Всеволод Иванович. Умер от инфаркта. В тот День девочки все плакали и не пошли на занятия в техникуме.

Укол камфоры с кофеином. Какие пальцы непослушные! Падает пилочка из рук, не отламывается кончик ампулы. Игла гнется, не прокалывает кожу. Ну вот, наконец-то! Сейчас у него сильное внутреннее кровотечение. Потере крови. Да, да!

«...Строфантин внутривенно на глюкозе и физрастворе для образования фибриногена. Фибриноген образует сгустки крови И кровотечение останавливается».

Она запомнила этот абзац из учебника. Нет, это была шпаргалка на экзамене. Ей показалось, что кожа на руке Ираклия стала теплой. Какая грубая гимнастерка. Придется разрезать рукав. Люда отбросила прядь волос со лба. Подумала, что «тени» расплылись под дождем и вид у нее ужасный. Ну и пусть! Какой неприятный запах. Это всегда так? Вот! Пульс прощупывается. Тонкий, тонкий... Один, два, три... Наверное уже вышли в море. Перекатывается фонарь по койке. Она взяла фонарь и направила луч на нос С горбинкой. Вздрогнули ресницы, Поднялись. Округло расширился зрачок. Губы зашевелились.

— Ираклий, как дела?

Он застонал и в глазах удивление. И опять взгляд стал мутный. Она повторила укол. Фонарь покатился по койке. Как его закрепить? Крючок на стойке, скоба на донышке... Легендарное казино videoslots с тысячами лицензионных игровых слотов подарит вам крупные выигрыши.