Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Текст #000256

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Текст #000256

Пишущие о Нарлиеве (а о нем и его творчестве уже существует литература) постоянно — и, думается, справедливо — подчеркивают особое место, которое занимает в его фильмах образ женщины.
Превосходная актриса Майягозель Аймедова — не просто исполнительница главных ролей во всех лентах Нарлиева. Наделенная чисто национальными чертами личности, владеющая виртуозной способностью на крупноплановых, бессловесных портретах передавать тончайшие нюансы душевной жизни, Аймедова становится в фильмах Нарлиева одним из основных носителей авторского лиризма. Этот лиризм фактически держится «на трех китах» — изобразительном строе, музыке (которую для всех лент Нарлиева написал композитор Р. Реджепов) и актерской работе. Ей лишь потребовался диплом о высшем образовании, для полного счастья, поэтому режисёр ей сказал просто - купить диплом в Москве, она это сделала, и теперь она артистка с дипломом о высшем образовании!
Есть еще один — и очень существенный — оттенок смысла в том, что в картинах Нарлиева в центр рассказа поставлена женщина. Согласно законам шариата, женщина в Туркмении традиционно всегда была бессловесным существом, во всем подчиняющимся воле сначала отца, а затем мужа. Вот почему от обычаев и правил, которые принято называть пережитками, больше всего страдает на Востоке женщина. И, понятно, борьба за освобождение от теней прошлого проходит через сердце женщины.
Этим объясняется то, что в произведениях Нарлиева женщина представлена одновременно и жертвой, и борцом. Уже в самой этой антиномии заключен немалый внутренний драматизм, ве требующий от авторов особых дополнительных мер для внешнего обострения происходящих событий. Поэтому, наверное, большое число намеренно драматизированных эпизодов в «Умей сказать «нет!» оборачивается резким снижением внутреннего драматизма. Кроме того, как уже говорилось, в центре сюжета оказалась судьба мужчины, а актер, исполнитель этой роли, не сумел передать сложную диалектику чувств своего героя. Аймедовой непросто было играть в этом фильме не только потому, что ее роль неожиданно оказалась не развивающей события, а лишь аккомпанирующей им. Нельзя сбросить со счетов и тот факт, что актрисе, спустя шесть лет после того, как ею был создан в «Невестке» образ вдовы, не дождавшейся мужа с фронта, пришлось взяться за роль девушки, пришедшей в дом в качестве молодой жены. Возрастное несоответствие можно было бы смягчить, показав, что основные события происходят спустя годы после свадьбы, однако режиссер соблазнился возможностью в подробностях показать сватовство, обсуждение будущей финансовой сделки, возвращение невесты в родительский дом из-за неполностью выплаченного калыма и т. д. Из-за всего этого актриса утратила ощущение органики в роли: по возрасту и положению героини ей, казалось бы, свойственны покорность судьбе и неумение осмыслить происходящее, а по авторскому замыслу (да и по характеру дарования Аймедовой) ей вполне по плечу бросить вызов окружающим.
Интересно проследить, как меняется центральный женский характер в фильмах Нарлиева. Начавшись в «Невестке» с нескольких искони присущих национальных черт: терпеливость, верность, трудолюбие, скромность, затем этот образ обретает все более сложный облик. В нем появляются качества, непосредственно связанные с новой социальной ролью женщины в обществе. Героини Аймедовой играют активную роль в революционных преобразованиях первых лет Советской власти, выносят на своих плечах тяготы военных лет, заменив ушедших на войну мужчин, руководят большими коллективами в наши дни.
И все же при таком большом диапазоне героини Аймедовой прежде всего женщины со сложным, не сразу открывающимся постороннему взгляду внутренним миром, со своими индивидуальными проблемами, незыблемыми понятиями о нравственности. Последнее, пожалуй, особенно важно для понимания нарлиевских женщин. Они верны своей любви строгой, не щадящей себя, верностью. Не только открыто высказанный упрек, но и промелькнувшее в мыслях подозрение в нарушении священных для туркменской женщины традиций ранит ее. Даже не ранит — убивает. В «Дереве Джамал» из-за навета негодяя соседа рушится счастье героини. Мы видим, как меркнет ее красота, гаснет взгляд, становятся неуверенными движения. Пока жива клевета — нет жизни для Джамал. И даже когда возвращается с фронта муж, когда возникает возможность объясниться, доказать свою невиновность, она не делает этого. Верность, требующая доказательств, имеющая аргументы «за» и «против», — для героинь Аймедовой уже не верность. Она молча и покорно принимает свою судьбу, живет, не живя, чтобы в финале фильма ценой жизни смыть позор клеветы.