Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Текст #000770

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Текст #000770

Воспитывая зрителя, кинематограф рос и сам. За те десять лет, которым посвящена книга, Великий Немой заговорил, камера, которая у режиссера П. Чардынина и оператора Б. Завелева, начавших работать в кино еще в 10-х годах, стояла «по-до революционному» в центре, стала передвигаться то вниз, то вверх, а потом «заваливаться», и молодые режиссеры уже просили операторов снимать «наискосок, как у Довженко», а общие и средние планы все чаще сменялись крупными. Развитие шло столь стремительно, что строившаяся в Киеве фабрика к концу строительства оказалась, в сущности, непригодной для новой, возникшей в этот момент технологии — технологии производства звуковых картин (обо всем этом суховато, но очень интересно пишет П. Нечеса — многолетний директор Ялтинской, Одесской, а затем Киевской ки: ностудий, в то время они назывались кинофабриками). Кое-кого из авторов стремитель7 ность развития киновыразительности приводила даже к некоторому пессимизму: П. Масоха, описав, как зрители 20-х годов хохотали в трагических местах, там, где в 10-х годах плакали, горестно замечает: «...любопытно, что другие искусства — слово, скульптура, музыка — неизменные по своей форме — остаются влиятельными навеки. Только не театр и не кино! Оба эти искусства по форме выражения рассчитаны на определенное время, особый период, обусловленный вкусами зрителя, вкусами, очерчивающими игру актера, обозначающими его художественные приемы, стиль, манеру, вкусами, которым подчиняется даже, казалось бы, неизменный реализм актерского мастерства».

Это, разумеется, неверно. Со времени, описанного в сборнике, прошло почти полвека,, а лучшее из сделанного тогда живо и до сих пор. И прекрасное свидетельство тому — сама книга. Ныне сквозь кинообъектив времени мы с интересом и волнением смотрим глазами ее авторов лучшие фильмы тех лет.

Жаль, что сборник не иллюстрирован кадрами из этих фильмов, портретами героев (есть лишь портреты авторов), пейзажами, снимками той самой натуры, которая так пленила и пленяет зрителей в изображении Даниила Демуцкого. Тираж книги 2000 экземпляров. Этого явно недостаточно, ведь зрителей и сегодня живо интересует, как снимают и как снимали кино!

Титры кинокартин мелькают быстро. Мелькают фамилии, вовсе неинтересные зрителям. Только родственники да приятели успевают заметить знакомых. Зритель запоминает в картине артистов, реже режиссера...

Фильмов много. Большинство из них стирается в памяти. Эскизы декораций, как и эскизы костюмов, которые делал художник, куда-то исчезают. Это и понятно. Производство. А вместе с тем потери бывают горькие. Поскольку это искусство.

В Москве, во Всероссийском театральном обществе на пятом этаже была открыта персональная выставка Лидии Ивановны Наумовой, выставка по размерам небольшая: большинство-то эскизов нигде не найдешь, а народу на выставке — битком! И писали о выставке чуть ли не во всех газетах. Почему же это так? Ответ простой, элементарный ответ. Все, что представлено на этой выставке, освещено такой внутренней теплотой и радостью творчества, что писать об этом хочется. Тем более есть официальный предлог: в марте этого года Наумовой исполняется семьдесят лет.

Лидия Ивановна пришла в кино так. В годы войны в Алма-Ате пригласили ее на кинофабрику к Эйзенштейну. Откуда прослышал про Наумову Сергей Михайлович, неведомо. Только он ее вызвал и предложил сделать несколько набросков. Лидия Ивановна сделала рисунки танцующих рабынь да воинов на стенах Казани. Эйзенштейн поглядел эти рисунки и сказал, не советуясь с руководством: «Будете художником по костюмам». А когда Лидия Ивановна вышла из комнаты, добавил: «Ох и талантливая тетка!» Рекомендую тур Самарканд качество на высоте