Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Текст #000429

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Текст #000429

И, наконец, сюжет предоставляет Олегу возможность проверить свои силы в самом нешуточном испытании. Ребята случайно обнаружили бомбу — след минувшей войны. А рядом с местом, где находилась бомба, горел костер, на котором мирно пеклась картошка. Олег сообразил, что опасность близко, преодолел страх и стал тушить огонь, в то время как «смелая» Пантера и другие ребята разбежались кто куда.

И вот идет Олег по деревне, уже не похожий на того изнеженного малыша с которым познакомили нас в начале фильма. Уважительно здороваются с ним старые воины, называют его солдатом. Это настоящее признание.

Режиссер Э. Бочаров нашел убедительную и поэтичную интонацию в разговоре с маленькими зрителями. Режиссерские приемы доходчивы. Разговор, который ведется с экрана, занимателен и серьезен. Ведь каждый мальчик обязан стать мужчиной, каждого ждет служба в армии. И дети в зале воспримут такой вот образ советского воина — смелого, доброго, умного, всегда готового по первому зову прийти на помощь людям, выполнить свой долг, совершить даже невозможное.

Хочется вспомнить еще одно удачное художественное решение. Просто и лаконично звучит в фильме тема отца Олега, работающего на Севере. В воображении мальчика во время его разговора с отцом по радио (опять солдаты помогли) возникает ребячий рисунок: маленький дом в снегах под темным небом, светящееся окошко, за приемником сидит отец. Рисунок наивен и прекрасен, как все истинно детское. Представьте здесь какое-нибудь иное, более «подлинное» решение эпизода, например, документальную съемку — и сразу пропадет то очарование, которого добился режиссер, показав труд отца через призму детского восприятия.

Серьезное содержание фильма «Семеро солдатиков» помогает усвоить увлекательная, легко доступная ребенку форма воплощения замысла. Хотя фильм не без просчетов. Хотелось бы, например, видеть большую индивидуализацию характеров солдат. Да и «контекст» деревенской жизни мог бы быть, как говорится, погуще и поколоритнее.

Пересказывая одну из своих бесед с М. Горьким, С. Маршак вспоминал слова великого писателя: «Умную игрушку надо создать, умное кино для детей. Пора нам за эти дела взяться как следует».

Об умном читателе говорила А. Барто на IV съезде писателей: «Настоящие детские писатели всегда доверяли уму ребенка... Они умеют говорить о серьезном и важном занимательно, образно, воздействуя на воображение ребенка. Именно потому большие, значительные темы современности смогли органично войти в поэзию для детей». В произведениях для детей, продолжала А. Барто, «еще больше должна быть открыта гражданственность... Я бы сказала, что детям нужна сердечная гражданственность». Слова писательницы о «сердечной гражданственности», на мой взгляд, могут служить эпиграфом к фильму «Живая радуга».

Особенность этого фильма состоит в том, что его авторы, обращаясь к детям дошкольного и младшего школьного возраста, не пытаются одновременно угодить и взрослым. Автор сценария Е. Митько, неоднократно писавший для детского кино, адаптировал на этот раз прозу замечательного датского писателя Н. Носова, превосходного знатока детской психологии. Герои рассказов Николая Носова представляют читателю мир детства во всем его многообразии. И рассказы эти — серьезные, содержательные — всегда увлекательны, полнокровны, искрятся прекрасным юмором. В них, всегда основанных на живом наблюдении, чувствуется подлинность, свежесть реакции детей на окружающий мир. Выдумать эту реакцию невозможно — ее можно лишь уловить в действительности. эротический массаж