Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Серая вереница странного народа

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Серая вереница странного народа

Вскоре в машине и сам «дед» появился. Запалил цигарку и тихо так сообщил мне, что направлены мы в Наяхан за непростым грузом. Надо захватить из тамошней «зоны» около сотни заключенных, подбросить их в Магадан, а там продолжать действовать согласно начальному заданию.

Самое главное, подчеркивалось в радиограмме, — партия заключенных «имеет характерные особенности».

Прикинули мы «особенности» предстоящих пассажиров и пришли к выводу, что, наверняка, это «контрики», как называли тогда политзаключенных.

Не положено было ничему удивляться. Малость поругав упавшее на наши головы указание, повернули к Наяхану. Невеселое дело — давать на такой коробке крюки в три сотни миль, но дошли к месту благополучно, ошвартовались у причала. Здесь нас уже ждали: группа лагерников сколачивала из нестроганных досок сходню, а вторая — наши будущие гости — стояла в стороне под надзором цепочки солдат, переминающихся от скуки.

Сразу от воды шла в бескрайние дали тундра с редкими сопками. Лагерь виднелся в ложбине: ряды дощатых бараков, обнесенных колючей проволокой, вышки охраны по углам. Угрюмая панорама...

Наконец сходни были сбиты и завалены на борт «Молотова». И пошла по ним серая, тихая вереница странного народа с бледными лицами, обросшими щетиной, в нелепо надвинутых ушанках и тощих ватниках, с бессмысленными взорами. Осторожно переставляя ноги в грубых ботинках, люди пугливо оглядывались и то и дело сбивались в кучу. К ним подскакивали конвоиры, пихали в спины прикладами, весело матерясь.

В нас потихоньку вселялась уверенность, что перевозить предстоит смертников. Зачем только везти так далеко решили?

Наверное, чтобы никто из заключенных не совершил побег в открытом море, взошла на борт команда конвойных — полувзвод молодых парней карабинами и в таких чугунных сапогах, что под ними гудела палуба. У всех солдат глаза были одинакового цвета — сивоватого, словно двинулись они в дальнюю дорогу прямо со сна, с жаркой лежанки. Неприятные такие глаза.

Пароход наш был бествиндечным, трюмы полок по высоте не имели, а представляли собой глубокие, гладкие железные короба. В один из таких коробов и загнали по скоб-трапу серую вереницу бессловесных и покорных таинственных пассажиров.

Когда ушанка последнего заключенного скрылась в люке трюма, старшой конвоиров направился к капитану, побыл в его каюте минут десять и удалился в румпельное отделение, где охранники оборудовали себе дежурку.

Моряку неловко признаваться в сентиментальных чувствах, но скажу, что капитана нашего, Василия Игнатьевича, мы не только почитали за большой опыт и хватку морскую. Мы еще и любили его за человечность. Ни на кого он никогда голоса не повышал, угадывал, у кого на сердце тягость лежит, поддерживал добрым словом. В общем, был Василий Игнатьевич душа-человек во всех отношениях.

Вот о чем проинформировал его сержант внутренней службы во время визита.

Нет, это не подрасстрельные, это душевнобольные заключенные, нажившие в зоне «сдвиг по фазе». Все они были приговорены по статье пятьдесят восьмой к высшей мере, замененной позже сроком. От такого перепада у них и «выскочили из лузы шарики», тем более, что эти «контрики» не из военных или ученых, имеющих крепкие мозги, и не из тех блатяг, которым все нипочем. Серенькая сотня состояла в основном из бывших совслужащих среднего ранга, привыкших к размеренной жизни: работе в учреждении, домашнему уюту, поездкам в летний отпуск в Крым или по воскресеньям на дачу под Москву всей семьей. Кухни на заказ можно купить здесь https://mosmirmebeli.ru недорого от производителя в Москве.