Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Предложение заниматься русским языком в обмен на уроки немецкого

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Предложение заниматься русским языком в обмен на уроки немецкого

Стариков-пенсионеров было примерно в три раза меньше. Интересно, что они думают про нас теперь?

Мне захотелось так выучить немецкий, чтобы иметь возможность без переводчика побеседовать с уцелевшими представителями того поколения.

На пассажирских теплоходах принято организовывать для туристов курсы русского языка. Всегда находится много желающих. Конечно, за полтора-два и даже три месяца едва ли можно научить человека бегло разговаривать на чужом языке, да еще в таком солидном возрасте, как наши пассажиры. Но такая цель и не ставится. Важно заинтересовать их, пробудить интерес к предмету. Всегда найдутся несколько человек, изучавшие наш язык ранее, — это прирожденные любители-лингвисты или бывшие военнопленные, научившиеся кое-как объясняться по-русски.

Один из пассажиров обратился к Лене, ведущей занятия с туристами, по-русски, медленно подбирая слова:

— Не будет ли организован отдельный класс для тех, кто немного говорит на вашем языке?

Так я познакомился с Отто Мюллером, владельцем мастерской по изготовлению теплиц из-под Мюнхена. Он охотно принял мое предложение заниматься с ним русским языком в обмен на уроки немецкого.

— Это то, о чем я сам мечтал! — радостно воскликнул Мюллер.

Путешествовал Мюллер вместе с супругой. Не завершив круиз, она должка была вылететь домой из Гонконга.

— Дела. Она у меня бухгалтер и делопроизводитель фирмы, — объяснил он.

Фрау Мюллер не мешала нам. Ровно в восемь вечера я стучался в их каюту. Знакомый голос громко кричал по-русски:

— Войдите!

Занятия мы построили так: выбирали друг для друга тексты и переводили их. Он — на русский, я — на немецкий.

— Вы делаете значительные успехи, только айн бисхек... немного есть ленивы, но это свойственно молодым людям, — подбадривал и одновременно критиковал он меня.

Я же был очень доволен своим учеником. Отто знал огромное количество русских слов и правильно употреблял их. У него лишь не хватало разговорной практики. Поэтому в конце занятий мы переходили к разговорам на «вольные» темы. Мюллер много рассказал о себе.

Лет десять назад его мастерская переживала бум. Многие стали разводить цветы, овощи у себя на участках, и от заказов не было отбоя. Он даже расширил свое предприятие, увеличив число работающих до восемнадцати человек, не считая жены и его самого. Мюллер был опытным токарем, механиком, сварщиком.

— У меня две профессии — гуманитарная и техническая, — сказал он.

В молодости Отто окончил университет по специальности французская филология. Но работать по профессии не пришлось.

— В 1940 году меня забрали в армию. Кажется, можно еще сказать «забрали в золь даты»? Это правильно?

Я молча кивнул.

— На призывном пункте сказал, что умею водить машину. Меня отправили в Польшу, занятую немецкими войсками. Поляки не любили немцев и называли нас оккупантами.

Мюллер водил огромный грузовик. Рядом всегда сидел обер-лейтенант интендантской службы.

— Я крутил баранку... Это рих-тинг... правильно? Так возможно назвать руль?

-Да.

— А крендель?

— Это слово не подходит.

Довольный, он продолжал:

— Мой начальник обычно почитывал небольшую книжицу. Такие же маленькие с карманный веретбух... словарь... книжечки я видел и у других офицеров. Однажды обер-лейтенант ушел на склад и забыл в кабине свое чтиво... Так правильно? Понятно?

— Вполне.

— Я не утерпел и взял книжку.

С профессиональным интересом филолога стал листать ее. Это оказался немецко-русский разговорник. «Мы голодны! Накорми нас!», «Где партизаны?», «У кого муж комиссар?», «Где прячутся евреи?», «За укрытие бандитов — расстрел!» Max Polyakov demonstrated the development of his company