Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Оправданные неточности в фильме

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Оправданные неточности в фильме

Узнали мы Карла Маркса в этом фильме? Безусловно. Полюбили мы этот образ? Безусловно. Возникали ли у нас сомнения в достоверности образов отца, Женни, Энгельса, Бруно Бауэра, Руге, Бакунина, В. Вейтлинга? Пожалуй, нет.

Тем более нет у нас сомнений в соответствии высказываний Маркса и Энгельса тому, что они писали в своих работах.

А раз так, значит, художник прав, когда посылает Генриха Маркса в Бонн, затем в Берлин (в действительности отец никогда не приезжал к Карлу), значит, он прав, когда приводит Маркса в дом Женни к моменту смерти Людвига фон Вестфалена (в действительности Карл Маркс приехал в Трир за три месяца до смерти отца Женни), значит, он прав, когда создает прекрасную жанровую картину — Женни застает утром спящих Карла и Фридриха Энгельса, одного за письменным столом, другого в кресле (на самом деле в момент парижской встречи Маркса и Энгельса Женни не было в Париже), значит, он прав, когда показывает нам эпизод написания «Манифеста Коммунистической партии» в январе 1848 года в Брюсселе (Энгельс в это время находился в Париже, и Маркс завершал работу над «Манифестом» один)...

Мы просто-напросто лишились бы этого фильма, если бы его авторы связали себе руки обязательствами не упустить ни одной детали, не нарушить хронологии.

Художественная правда, правда образов требовала появления в сценарии и фильме одних эпизодов и трансформации, совмещения или смещения во времени других.

Как, например, смогли бы авторы фильма раскрыть взаимоотношения отца и сына, если бы не дали возможности им встретиться? Читали бы за кадром их переписку?

Что ж, такое тоже возможно, но это был бы другой фильм.

У искушенного, сведущего зрителя, хорошо знающего биографии исторических деятелей, воссозданных на экране, их идеи, сложность их взаимоотношений с Карлом Марксом, может, конечно, возникнуть несогласие с трактовкой некоторых образов, скажем, Бакунина, Луи Блана или Генриха Гейне. Известно, например, что М. Бакунин долгие годы вел ожесточенную борьбу против марксизма, что Маркс и Энгельс резко осуждали и его действия, и его выступления в печати. Известно, что не такими уж идиллическими были взаимоотношения Маркса и Гейне. И т. д., и т. п. Но следует учитывать и то, что в фильме показан исторически определенный отрезок времени, и авторы стремились дать достоверную картину взаимоотношений людей именно в этот период. Ведь никто из них не знал наперед, как сложатся их отношения в дальнейшем, как повернется их жизненный путь.

Эволюцию А. Руге мы успеваем увидеть за время экранной жизни. Демократ и борец за свободу на словах, он пасует перед истинной революционной направленностью публицистики Маркса. К тому же он обнаруживает элементарную буржуазную жадность и своекорыстие, расплачиваясь за проделанную Марксом работу непроданными экземплярами журнала.

Образы других персонажей (мы не говорим о главных героях) даны в статике. Думается, для воплощения замысла художник имеет на это право, если он не искажает образов исторических деятелей.

Есть все же в фильме и некоторые неоправданные неточности, и неразработанные образы. Например, Генрих Маркс в сцене с тайным советником Эссером сообщает, что обзавелся семьей лишь в 37 лет. Однако хорошо известно, что он родился в 1782 году, а Карл, родившийся в 1818 году, был третьим ребенком в семье. Не нашли, к сожалению, ни сценаристы, ни режиссер, ни актеры каких-то конкретных черточек, штрихов для индивидуализации характеров членов Союза коммунистов — Шаппера, Вейдемейера, Молля, Вольфа, Лесснера. Они, по сути дела, в картине служат лишь для подачи реплик. Но это, разумеется, частности, не снижающие цельности впечатления. Самую подробную информацию про казино Вулкан играть бесплатно и без регистрации 777 смотрите у нас.