Все представительства
(812) 766-69-26, 716-19-32, 766-19-32, 490-48-85
[email protected]

Фильм «Случай на плотине»

Главная  /  Полезная информация  /  Новости  /  Фильм «Случай на плотине»

Строительство крупной гидроэлектростанции. Гигантские руки подъемных кранов. Деловито снующие самосвалы. Напряженно трудятся здесь люди. Но для шутки место всегда найдется. Вот какой-то весельчак электросварщик отплясывает в кругу к неописуемому восторгу друзей. Неожиданно танец прерывается — идет начальник участка. Смущенный плясун пытается скрыться.


Хорошая, добрая улыбка чувствуется в этом вступительном эпизоде фильма «Случай на плотине» (авторы сценария И. Чавчанидзе, Г. Лордкшташвдзе, режиссер Л. Хотивари). К сожалению, улыбаться приходится недолго. Уже со следующих кадров — шутки в сторону! — завязывается «серьезный» производственный конфликт. Молодой инженер Зураб (артист И. Кахиани) настойчиво предупреждает начальника строительства Мераба (артист Г. Шавгулидзе) о возможной аварии. Надо срочно построить плотину, чтобы преградить дождевым водам путь к стройке. Но Мераб непреклонен: зачем тратить время и средства на какое-то защитное сооружение?


Оба спорят до хрипоты, а вас не покидает ощущение, что вы все это уже много раз видели в других фильмах. Вам хорошо знаком и этот неправый упрямец начальник (или директор, мастер цеха, председатель колхоза) и молодой инженер (рабочий, колхозник) — энтузиаст и рационализатор. Ход событий можно предугадать: авария непременно произойдет, и только тогда (увы, слишком поздно!) Мераб осознает свою ошибку.


Так оно и случилось. Катастрофа нанесла большой ущерб строительству. Пострадало несколько рабочих, Зураб доставлен в больницу в безнадежном состоянии. Мераба привлекают к судебной ответственности.


В фильме появляется новое действующее лицо — прокурор (артист Г. Ткабладзе). Хотя все обстоятельства происшествия совершенно ясны, он ищет виновных невероятно долго. Дело в том, что авторы поручили ему помимо служебно-юридической функции еще одну: внести в фильм элемент слащавой сентиментальности (в доме обвиняемого прокурор любуется рыбками в аквариуме, заботливо накрывает ребенке одеяльцем и т. п.). Прибегая к натяжкам, авторы взваливают на его плечи дополнительную драму: он должен осудить Мераба, который во время автомобильной катастрофы спас ему жизнь.


Авторы вообще не скупятся на события. Авария, катастрофы, драки, несколько смертей, покушение на убийство — не слишком ли много для одного фильма?


Но вот приговор вынесен. Мераб едет куда-то в Сибирь отбывать наказание. А дальше неожиданно начинается как бы новый, самостоятельный фильм — меняются и тема, и действующие лица, я вся стилистика.


Рыхлость, отсутствие стройной композиции и логичности — таковы серьезные недостатки, присущие сценарию и фильму. Логики не хватает всем персонажам» а особенно Мерабу.


Заявленный вначале как положительный герой (с плохо понятными мотивами упрямства), после катастрофы он внезапно меняется: на следствии ведет себя как мелкий трусишка, воровато прячется от скорбного взгляда невесты Зураба. Даже в больницу к умирающему инженеру он явился только затем, чтобы удостовериться, «не выдал ли» тот его. Явно отрицательный тип!


А отбывая наказание, Мераб меняется вторично — столь же скоропалительно и неоправданно. Он становится таким честным и прямым, что не может сносить подлости среди заключенных и вступает в драку с самым отчаянным из них, матерым бандитом.


Авторы стараются во что бы то ни стало «обелить» своего героя, которого они только что основательно «чернили». Руководя заключенными на дорожном строительстве в Сибири, Мераб вырывает их из-под влияния вожака-уголовника, заражает энтузиазмом, приучает ценить и любить труд на пользу общества.


Что ж, вероятно, мы могли в то поверить, если бы «порча» и «исправление» героя были объяснены обстоятельно, с убедительными психологическими подробностями, а не так молниеносно. Однако образы подлинной жизни здесь подменены схемой и штампами.


Мелькают последние кадры. Мераб досрочно освобожден, возвращается домой, к детям. Ему и нам предстоит еще одна встреча с прокурором, чтобы вместе с авторами умилиться благородному поступку сурового стража законности: после смерти жены Мераба прокурор приютил его детей. Подумать только, что сталось бы с бедными крошками, если бы не оказалось прокурора, до странности похожего на старых добрых дядюшек из сентиментальных романов.


Схематизм, условность, наивность характеризуют драматургию и режиссуру. Фильм не спасают ни талантливые исполнители, ни хорошая работа оператора Л. Сухова. Перед отдыхом на Бали, узнайте Время на Бали чтоб правильно спланировать путешествие.